Пресс-центр

Гендиректор БГК: Разговоры о заморозке Удокана сильно преувеличены

Гендиректор БГК: Разговоры о заморозке Удокана сильно преувеличены

Гендиректор БГК: Разговоры о заморозке Удокана сильно преувеличены

Идея разработки Удокана из Забайкальского края кажется борьбой за будущее против настоящего, перспектива первой меди в 2023 году – фантастикой, а гипотезы про то, что компания морозит проект, ожидая то ли нужной конъюнктуры рынка, то ли перекупки лицензии китайцами – понятными. Почему всё это не так – в интервью ИА «Чита.Ру» гендиректор Байкальской горной компании – Юрий Рябов.

ООО «Байкальская горная компания» (БГК) создана в 2008 году. На сегодняшний день конечным бенефициаром компании является горно-металлургический холдинг Алишера Усманова — USM Holdings Limited.

«Первую медь комбинат должен дать в 2023 году»

— Вы позиционируете работу БГК как компании, стоящей у подножья горы — вплотную подступившейся к разработке Удокана. Но так или примерно так заявляли команды всех эффективных менеджеров, якобы бравшихся за Удокан. Есть ли сегодня какие-тореальные аргументы, позволяющие делать этот вывод? 

— Соглашусь, что объективной информации о ходе реализации Удоканского проекта в СМИ действительно немного. Это обусловлено не отсутствием информации как таковой, а её очень узкой и сложной спецификой. К тому же в проекте подобного масштаба начальные стадии реализации всегда продолжительны по времени и требуют детальной проработки. И это не какая-то наша российская особенность, а международная практика, так как именно от оптимальности проработки технических решений на начальном этапе зависит эффективность реализации проекта в целом.



На сегодняшний день компания завершила длительную, масштабную, и, кстати, дорогостоящую, предпроектную стадию работ по освоению Удоканского месторождения, которая обошлась в более чем 26 миллиардов рублей. Мы полностью выполнили ключевое «лицензионное» требование Федерального агентства по недропользованию для предпроектного этапа и утвердили в государственной комиссии по запасам полезных ископаемых новое технико-экономическое обоснование постоянных разведочных кондиций и запасы меди по российским стандартам. Это потребовало полной переработки геологической, технической и технологической информации, первоначально полученной при покупке лицензии на разработку Удокана. 

Сейчас мы завершаем работы по определению основных технических решений горной части проекта, исследования по рудоподготовке и обогащению. Проводим тендеры по выбору проектировщиков горно-металлургического комбината (ГМК), отрабатываем наиболее эффективные современные методы переработки руд месторождения. При этом, хочу особо отметить, что работы по реализации проекта освоения Удоканского месторождения меди идут строго в соответствии со сроками и этапами, которые установлены лицензией на пользование недрами, и сомневаться в этих сроках нет никаких оснований.

Подготовка и согласование технического проекта запланированы на 2019 год. Фактически после этого начинается стадия непосредственно строительства, та, когда уже можно что-то, как говорится, потрогать руками. Конечно, сроки выхода ГМК «Удокан» на проектную мощность будут определены в ходе подготовки и согласования технического проекта, но, в соответствии с нашими планами, первую медь комбинат должен дать в 2023 году. 

— Соглашения с муниципальными и региональными властями о социально-экономическом сотрудничестве обычно достаточно стандартные. Скажите, есть ли в существующих какие-то конкретные действия?

— Мы активизировали сотрудничество с правительством Забайкальского края. Мы понимаем, что проект оказывает серьёзное влияние на дальнейшее развитие края, меняет его инфраструктуру, меняет его возможности по использованию трудовых ресурсов, фактически ведёт к формированию нового налогового фундамента в регионе. Всё это требует эффективного и взаимовыгодного сотрудничества компании с местными органами власти, чёткой согласованности в действиях.

В этом году мы подписали новое соглашение с правительством Забайкальского края, где набор уже традиционных мер социальной поддержки со стороны нашей компании дополнен целым комплексом конкретных действий в вопросах создания необходимых объектов инфраструктуры, а также в вопросах подготовки и использования при реализации проекта местных трудовых ресурсов. 

«Осторожно»

— Чьё авторство технических решений, предполагаемых к реализации в проекте (Россия, Канада, Чили, ЮАР?

— Сейчас мы находимся в процессе выбора наиболее оптимальных технических решений по проекту. Предложений достаточно много, в том числе и вполне адекватных отечественных разработок. Мы в этом вопросе ведём себя осторожно по вполне понятной причине – выбранный вариант окажет ключевое влияние на ход реализации проекта на многие годы вперёд.



Обозначьте рынки сбыта медного концентрата – чья будет металлургия (Китай или Россия — «Русская медная компания» (РМК), Уральская горно-металлургическая компания (УГМК), другие комбинаты)?

— Безусловно, у нас есть все предпосылки для того, чтобы занимать ключевые позиции на отечественном рынке медного сырья. Российский рынок и спрос российской промышленности на качественное сырье для нас в приоритете. В качестве же основных экспортных рынков для продукции будущего ГМК сегодня мы рассматриваем страны юго-восточной Азии. Это, конечно, Китай, Южная Корея, Япония. Мы внимательно следим за всеми изменениями рыночной конъюнктуры, за развитием новых технологий, повышающих спрос на качественную медь, и учитываем эти тенденции в своей работе. 

— Чьи инвестиции – внешние партнеры или Россия – пойдут на реализацию первой технологической очереди? 

— Если вы обратили внимание, мы практически никогда не комментируем вопросы, связанные с привлечением инвестиций. В таком проекте, как наш – это очень сложный, многоступенчатый и деликатный процесс, чувствительный не только для отечественного, но и для международного рынка. Как только какие-то решения будут приняты и оформлены соответствующим образом – мы об этом проинформируем, но не ранее.


«Удокан – это очень далеко и очень сложно»

— Было много различных версий по поводу переноса лицензионных сроков освоения месторождения. Возможен ли ещё один перенос?

— Вообще освоение Удокана — это довольно старая история.  

Удоканское месторождение находится в Каларском районе Забайкальского края. Оно является крупнейшим в России и третьим в мире неразработанным месторождением меди. Оценка ресурсов в соответствии с международным Кодексом JORC составляет 26,7 млн тонн меди. Запасы в соответствии с Кодексом JORC – 15,1 млн тонн меди. Оценка запасов по российской классификации ГКЗ – 20,1 млн тонн меди. Ресурсный потенциал месторождения – 27,3 млн тонн меди.

В 60-х и 70-х годах на месторождении велись масштабные геологоразведочные работы, оценивались и подсчитывались запасы месторождения и даже создавались конкретные проекты его отработки вместе с планами строительства соответствующих производственных объектов. Но освоение месторождения так и не было начато. Новые попытки предпринимались уже в 90-х, но также не закончились ничем. Причин у этих неудач достаточно много и технических, и экономических, и даже политических в определённый период времени. Самая главная проблема Удокана в глобальности — это одно из крупнейших в мире месторождений меди, которое расположено в труднодоступном районе со сложными климатическими условиями. Этот район практически лишен необходимой инфраструктуры и технических условии для подобных масштабных работ. Одним словом, Удокан – это очень далеко и очень сложно.

Мы входили в проект в 2008-м году, прекрасно осознавая все эти «исторические» и естественные факторы. С другой стороны, мы прекрасно понимали, что к этому времени уже радикально изменились и условия, и технологические возможности, да и сам рынок меди серьёзно трансформировался и открыл для потенциальных инвесторов совершенно новые перспективы. Мы были уверены в своих весьма серьёзных инвестициях, но, конечно, старт такого масштабного проекта с самого начала не обещал быть идеально гладким.

Условия пользования недрами в лицензии 2008 года базировались на ТЭО кондиций 1980 года. Это был старый документ со всеми вытекающими последствиями. По сути, в основе лицензии лежал советский план, который не ориентировался на мало-мальски адекватные экономические показатели проекта, был основан на давно устаревших технологиях и в принципе не учитывал какие-либосоциальные и тем более экологические аспекты реализации проекта. Кроме того, уже первые этапы геологического и технологического изучения месторождения выявили обстоятельства, существенно отличающиеся от тех, которые учитывала выданная лицензия.

Концепцию освоения Удоканского месторождения, совершенно очевидно, необходимо было привести в соответствие с современными технологическими возможностями, экономическими и инфраструктурными условиями. Это определило необходимость выполнения совершенно нового объёма работ и соответственно пересмотра изначально установленных лицензией сроков. Мы обосновали свою позицию в государственных органах, которые реалистично подошли к проблеме и оказали нам в этом вопросе полную поддержку.



Для понимания реальных объёмов проблемы можно вспомнить о том, что при проведении новых геологоразведочных работ с 2010 года было пробурено 75 тысяч метров геологических, гидрогеологических и геомеханических скважин, пройдено порядка 1 240 метров заверочных канав и переопробовано около 2 500 метров подземных горных выработок. 

Это позволило в 2014—2016 годах утвердить технологический регламент переработки руды, подготовить отчёт об оценке минеральных ресурсов и запасов в соответствии с международным кодексом JORC, утвердить в государственной комиссии по запасам полезных ископаемых технико-экономическое обоснование постоянных разведочных кондиций и подсчёт запасов меди, попутных компонентов и полезных ископаемых, а канадской компании Fluor подготовить международное ТЭО проекта с учетом современных возможностей, технологий и требований экологической безопасности. Мы приобрели и вложили серьёзные средства в полную модернизацию опытно-промышленного комплекса непосредственно в Новой Чаре, а в 2016 году получили патент на разработанную технологию переработки руд Удоканского месторождения, которая подразумевает флотационно-гидрометаллургическую схему переработки руды.

Инфраструктурная проблема

— Что с необходимой инфраструктурой – аэропорт, железная дорога, автодороги, энергетика, персонал?

— Принятие решений по строительству объектов внешней инфраструктуры потребовало значительного времени, а именно она является одним из ключевых условий успешной реализации проекта. Этот вопрос зависел от планов и возможностей государственных инфраструктурных компаний, которым, вполне естественно, требовалось время на оценку влияния новых объектов не только на конкретный, пусть и очень большой, проект, но и на системное развитие территории в целом. Для понимания масштаба инфраструктурной проблемы, которая перед нами встала, приведу такие цифры: пиковое потребление электроэнергии в Забайкальском крае на сегодняшний день — 1,2 – 1,3 ГВт, а выход Удокана на проектную мощность — это ещё 450 дополнительных мегаватт, то есть увеличение общего энергопотребления почти на треть.

На сегодняшний день приказом Минэнерго России утверждена корректировка инвестиционной программы ФСК ЕЭС на 2016—2020 годы, которая предусматривает финансирование строительства необходимой для реализации Удоканского проекта высоковольтной линии 220 кВ Тында — Лопча – Чара – Хани. Реконструкция железнодорожной станции Новая Чара, которая позволит увеличить её пропускную способность и обеспечить обработку удоканских грузов, уже осуществляется в рамках проекта РЖД «Модернизация железнодорожной инфраструктуры Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожных магистралей с развитием пропускных и провозных способностей». Правительством Забайкальского края совместно с Минтрансом России и нашей компанией ведутся работы по реконструкции существующего аэропорта «Чара». В июне мы заключили договор с ФГУП ГПИ и НИИ «Аэропроект» на разработку предпроектной документации на реконструкцию аэропорта. Это необходимо для включения проекта реконструкции аэропорта в государственную программу Российской Федерации «Развитие транспортной системы».

— Начались ли работы по строительству ЛЭП на 220 киловольт, которая включена в инвестпрограмму «Федеральной сетевой компании» (ФСК)?

— С нашей стороны будет некорректно комментировать ход работ, которые находятся в компетенции ФСК. У нас с ФСК действующие договоры на осуществление технологического присоединения, которыми установлены и синхронизированы вводы энергетических мощностей и график нашего проекта. Мы исходим из того, что определено в утверждённой инвестиционной программе ФСК ЕЭС на 2016—2020 годы, в которой дата постановки под напряжение необходимого нам энергообъекта – 2019 год.

Я неслучайно так подробно остановился на этих вопросах. Просто хотел подчеркнуть, что все разговоры о некоей «заморозке» проекта освоения Удоканского месторождения меди – это, мягко скажем, очень и очень сильное преувеличение.

«Прошли и идём дальше»

— Насколько актуален предложенный вами проект комплексного освоения севера Забайкальского края — полиметаллическое Чинейское и каменноугольное Апсатское месторождения наряду с Удоканом?

— Предлагая данный проект правительству РФ в 2012 году, мы исходили из того, что можно решить разом все инфраструктурные проблемы за счет средств федерального бюджета, а инвесторы, в свою очередь, вложат собственные средства в реализацию проектов и через налоги вернут в казну значительно больше затраченных бюджетных средств. Реалии же вынудили нас переструктурировать проект по источникам финансирования, участникам, инфраструктурным объектам, срокам ввода.

4a43a2.bvjuwo.5gpd.vh.nm.jpg


Сегодня мы реализуем проект на тех же принципах, которых были положены в основу комплексного проекта развития Северного Забайкалья, и его успешная реализация должна создать предпосылки для рационального освоения ресурсного потенциала этой территории на базе единого комплекса объектов энергетической, транспортной, социальной и инженерной инфраструктуры.

Предпроектные работы на новом, действительно современном и реалистичном уровне заняли значительный период времени. Но надо понимать, что без этой работы разговор о каких-либосерьёзных инвестициях или о переходе к практической реализации проекта просто не имел бы смысла. На сегодняшний день мы этот сложный этап прошли и идём дальше. Уже установленные сроки реализации проекта теперь выглядят вполне реалистичными.

Источник: Чита.ру

19 Июля 2017