Пресс-центр

Директор БГК: Нет учебника по строительству ГМК. Интервью "Чита.ру"

Директор БГК: Нет учебника по строительству ГМК. Интервью "Чита.ру"

Директор БГК: Нет учебника по строительству ГМК. Интервью "Чита.ру"

Вы достаточно давно работаете в сфере и не могли не знать про Удокан. Какое было у вас отношение к этому месторождению, думали ли когда-нибудь, что придётся его осваивать?
Много раз слышал об Удокане в молодости от коллег, которые занимались здесь геологоразведкой, в том числе прохождением штольни. В годы Советского союза разработку Удоканского месторождения хотели проводить с помощью ядерного взрыва. ЗабГОК в посёлке Первомайском, где работал мой отец, обеспечивал техническую подготовку. Тогда я и узнал впервые о месторождении.
То, что буду на нём работать - никогда не предполагал, честное слово. Я заканчивал физтех, работал в структурах Росатома, в строительстве последние 15-20 лет.

То, что на объекте так много сотрудников с Быстринского - ваша заслуга?
По завершении строительства Быстринского ГОК специалисты стали постепенно уходить на другие проекты. Мы же понимаем, что на сегодня нет учебника по строительству ГМК – в таких проектах нужен живой опыт, который имеют очень немногие. Именно такие и пришли к нам на Удокан.

Что для вас вообще значит Удоканский проект?
Во-первых, это уникальное месторождение – оно входит в пятёрку крупнейших в мире. Уникальна и технология – не только обогащение, но и гидрометаллургический передел. Мы будем получать не только концентрат, но и готовую катодную медь. Причём в соотношении 50 на 50. Это лучшая на сегодняшний день технология.
Месторождение уникально и тем, что в него вложено много сил и жизненной энергии. Даже Советский союз не смог осуществить запуск проекта. А сегодня реализовывать его приезжает множество людей с горящими глазами - они говорят, что это такое месторождение, которое нужно и важно разрабатывать.

Уникальность, наверное, в климате, сейсмике и высоте?
Есть и высота, и сейсмика 8-9 баллов, и климат. Но мы предусмотрели необходимые технические решения в проекте, привлекли производителя оборудования, одного из самых передовых в мире. Да, сложно. Но не строятся такие производства там, где тепло и море. Большинство уникальных месторождений находятся в суровых климатических условиях, либо на севере, либо вообще в Заполярье.
Главная сложность этого проекта – в высоких темпах работ, на строительство отведено всего 50 месяцев.
И если мы говорим об уникальности, то, конечно, проект еще и один из первых примеров эффективного применения Фабрики проектного финансирования в промышленной сфере. Вы знаете, что благодаря акционерам, председателю совета директоров Валерию Джековичу Казикаеву, мы привлекли кредит у Газпромбанка, ВЭБ.РФ и Сбербанка. Это первый такой проект, и мы видим постоянное участие ВЭБ как кредитного управляющего.


Какие задачи, поставленные в 2019 году, выполнили?

Наиболее значимые достижения – это электроснабжение: построена ВЛ 220 кВ (Воздушная линия электропередачи 220 киловольт – ред.) и первая очередь подстанции «Удоканская», обеспечивающая строительную площадку электроэнергией мощностью в 50 мегаватт.
Данной мощности достаточно для завершения строительства. Но уже сегодня мы приступаем к строительству второй очереди подстанции «Удоканская» и второй линии ВЛ 220 кВ. Также началось строительство подстанции – «Блуждающий». Все эти объекты обеспечат будущее предприятие электроэнергией.

Какие сложности были при строительстве дороги от Новой Чары до площадки горно-металлургического комбината, находящейся на высоте 1,6 километра над уровнем моря?
 В горах вообще трудно строить, но это не проблемы, а задачи. Сейчас по этой дороге мы везём металл, арматуру, цемент и прочие строительные материалы. Всё это реализуемо - было бы желание.
Оптимистично...
Нет. Это не оптимизм, это работа. Проект напряжённый, цели амбициозные, но их надо просто выполнять, ежедневно и ежечасно.
Некоторые говорят, зимой нельзя укладывать бетон в конструктив. Но мы начинали летом с тысячи кубов в месяц, а сейчас только за февраль выполнили почти 15 тысяч кубов бетона. И это только начало. В перспективе выйти на монтаж металлоконструкций до 1,5 тысячи тонн в месяц.
В 2022 году мы планируем завершить основные строительно-монтажные работы и дать первую продукцию в рамках пусконаладочных работ.
Это не просто на кофеварке нажать кнопку. У нас надо каждый этап настроить – добыть, измельчить, подать по конвейеру. Пусконаладочные работы будут идти параллельно — холодные испытания оборудования (без руды – ред.) вместе с его монтажом. Затем горячие испытания (с рудой - ред.).


На какой рынок сбыта рассчитана удоканская медь?
Конечно, мы будем поддерживать отечественный рынок. На сегодняшний день уже видим и отрабатываем стратегию реализации готовой продукции – это и концентрат, и катодная медь. Одновременно работаем с трейдерами, которые будут отправлять продукцию в Азию.


Какое место может занять Удокан на мировом рынке?

Однозначно мы станем одним из крупнейших игроков.

Повлияли ли изменения курса валют на реализацию проекта?
 Нет, мы не видим рисков для проекта в связи со снижением курса рубля к мировым валютам.

Чувствуете ли вы заинтересованность региональных властей в реализации проекта?
Конечно. Сегодня БГК – основной игрок. Мы достаточно крупный налогоплательщик – за 40 лет в бюджеты разных уровней перечислим свыше 750 миллиардов рублей, 70% из них – в бюджет Забайкальского края. Плюс мы будем основным потребителем трудовых ресурсов, для эксплуатации построенного предприятия потребуется около 2,5 тысячи технологического персонала.
Губернатор Александр Осипов и экономический блок правительства всегда понимали, что проект – драйвер развития севера Забайкалья и региона в целом. Так что мы ощущаем заинтересованность и поддержку и благодарны за это коллегам.

Всё ли гладко в отношениях с региональными властями или что-то хочется откорректировать?
Мы взаимодействуем. И в оформлении лесных участков, и в выделении земли. Вся работа идёт в рамках закона, если положено документы рассматривать 30 дней, то мы свою работу выстраиваем, исходя из этого.
Региональные власти обращаются к нам за помощью. Задачу возобновления работы аэропорта Чара мы совместно решили, причём в очень короткие сроки. Ноябрь, мороз 30 градусов, а мы организовали ремонт взлётно-посадочной полосы с помощью нашего подрядчика.

Министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Козлов остался доволен поездкой?
Все-таки это лучше у него спросить. Но в целом мы увидели пример профессионального взаимодействия федерального министра и главы региона. Строго говоря, поездка была посвящена развитию социальной сферы в Каларском районе. Не могу здесь не поблагодарить Александра Александровича за такое внимание – дальневосточных регионов много, повестка у него очень широкая. Но он нашел возможность поддержать район федеральными средствами (всего 182 млн рублей выделено на эти цели – ред.). А еще и сам специально приехал. Вместе с губернатором посетили каждый объект. По каждому есть решение.
Успели и на гору вместе подняться, показали объекты строительства. Думаю, и министр, и губернатор были впечатлены размахом и темпами.


Сколько времени вы проводите в Каларском районе?
Большую часть я нахожусь в Чаре и Москве. В Чите – 5-8 дней в месяц. Семья относится с пониманием, говорят – мы твои тылы, мы подаём патроны. Я отвечаю – главное, чтоб не холостые (Смеётся). Дети у меня взрослые, дочь работает в структуре Росатома, а сын учится.

Удовлетворяют ли вас, что самолёты в Чару летают только два раза в неделю?
Мы сейчас плотно работаем с иркутскими компаниями «Ангара» и «Сила», чтобы было не два рейса, а 5-6.
Наши подрядчики тоже в этом нуждаются, так как только у Renaissance Heavy Industries сейчас на площадке работают 1,6 тысячи человек, летом планируется привлечь ещё 1,4 тысячи. Понятно, что рабочие сюда приезжают по железной дороге, но для менеджмента нужны самолёты. На сегодняшний день оптимально иметь хотя бы 4 рейса.
В рамках социально-экономического партнёрства с правительством края мы разработали проект реконструкции аэропорта Чара. Сейчас власти просят нас предложить эффективного подрядчика, который мог бы качественно осуществить строительство. Это позволит сократить сроки на тендерные процедуры и мобилизацию.


Не жалко вам реконструировать один из немногих деревянных аэропортов России?
Хорошо, когда есть стремление сохранить культуру. Но в данном случае это, скорее, пережиток прошлого, который нужно менять на современный аэропорт.
Людям сейчас просто некомфортно улетать из Чары.


Какие вакансии у вас сейчас существуют?
Нам нужны, во-первых, строители, инженерно-технические руководители различных направлений. Это и электрика, и системы связи, и системы безопасности – полный комплекс. Сегодня мы, в общем-то, обеспечены кадрами, но в дальнейшем нужно будет привлекать людей.
Во-вторых, было принято решение о реконструкции опытно-промышленной установки и замене оборудования, чтобы эффективно отрабатывать технологию – измельчение, флотацию и гидрометаллургию. Будут нужны технологи и обогатители для подготовки и проведения пуско-наладочных работ, а затем запуска производства.
Нам нужны будут квалифицированные специалисты для эксплуатации подстанций и котельной.


Как и откуда будет поставляться оборудование?
Оборудование производится в основном только за рубежом. Один из главных производителей – финская компания Outotec.
При этом оно будет поступать из 43 стран мира, начиная с Финляндии и Китая, заканчивая ЮАР. Поставки будут идти через Забайкальск, Питер и Владивосток. И мы сделали то, чего, наверное, в Забайкалье ещё никто не делал. У нас будет собственный таможенный склад временного хранения, чтобы проводить оформление непосредственно на объекте. К концу марта будет готова площадка площадью около 50 гектаров, рассчитанная на единовременное хранение до 600 контейнеров.
Это пример эффективного взаимодействия с таможенной службой.


В декабре появилась информация об открытии горного колледжа в Каларском районе. Это решение проблемы нехватки кадров или помощь району?
Это правильное решение. БГК будет решать поставленные задачи совместно с правительством края и районом. Колледж будет выпускать горных мастеров, маркшейдеров, обогатителей полезных ископаемых, а также, специалистов разных направлений для эксплуатации ГМК. Если мы задействуем этот ресурс, то проблем с кадрами не возникнет и не придётся их везти со всей России.


Сколько сейчас задействовано в БГК местных жителей?
Общее количество сотрудников в БГК – порядка 600 человек, из них 150-160 местных жителей. Во-первых, люди рабочих специальностей трудятся на нашей опытно-промышленной установке. Работают у нас и экономисты, и бухгалтера, не хватает строителей, с опытом работы в данных проектах…


В проект «Чарские зори» входит строительство как раз колледжа, больницы с поликлиникой, досугового центра, ФОКа и даже двух жилых домов. Какие будут приоритеты в строительстве, что построят в первую очередь?
В первую очередь нужен проект. В том числе и для понимания, какой приток населения мы ожидаем в ближайшее время. Нужно понять, какие есть потребности в области культуры, образования, спорта.
Мы заинтересованы в создании точки роста на севере Забайкалья. И участвуем в проектировании социального квартала, чтобы привлечь специалистов с нужными для нас компетенциями. И, конечно, закрепить здесь молодёжь. С молодёжью, как и везде у нас проблематично, но мы должны это делать – Россия должна прирастать Сибирью.


Конкурс социальных проектов «Вершины», который учредила компания в 2019 году, станет традиционным? Были там проекты, которые вас удивили и впечатлили?
И «Вершины», и другие проекты — это не просто спонсорство, а поддержка действующих инициатив, чтобы люди понимали – если они что-то предпринимают, то их поддержат.
Как вы оцениваете то, что БГК признали лучшим стратегическим инвестором на Дальнем Востоке?
Нас заявили на конкурс региональные власти. В кратчайшие сроки была проведена подготовительная работа по проектированию и запуску строительно-монтажных работ. В результате труд многих людей справедливо оценили.

Каким вы желаете увидеть 2020 год для Удоканского месторождения?
У нас в фойе установлен таймер, отсчитывающий дни до запуска проекта. Каждый день, проходя мимо, думаешь – нужно сделать так, чтобы день не прошёл даром. Год должен быть очень насыщенным. В октябре-ноябре планируем закрыть контур обогатительной фабрики — то есть там должно стоять готовое здание, закрытое сэндвич-панелями и с кровлей.
С апреля-мая мы начнём получать оборудование. Первый монтаж мельницы запланировали на лето. Завершим в течение этого года все основные строительно-монтажные работы по дороге.
Мы ожидаем, что к концу года у нас будет персонала до 3,1-3,2 тысячи человек. Для сравнения – в Новой Чаре живет примерно столько же.
Коллектив, который мы здесь собираем по частичкам, обладает уникальными компетенциями. Мы ищем людей, у которых есть опыт за спиной. Такие специалисты в России - это штучный товар и с ними проект будет реализован.

27.03.2020
Чита.ру
27 Марта 2020